четверг, 31 января 2013 г.

Моя бабушка курит трубку: мода ревущих 20-х


1920-е. На Западе и в США гремит джаз, заглушая травматические воспоминания о Первой мировой и тревожные новости с востока, покрытого маревом гражданской войны, диковинного военного коммунизма, страшной народной стихии. Ревущие 20-е, эпоха джаза, золотое десятилетие – как только не называют эту блистательную декаду. Передышка, обернувшаяся бесконечной вечеринкой, между двумя потрясениями – большой войной и Великой депрессией.


Lucien Lelong models
Мы романтизируем ушедшие века и десятилетия: тоска о том, чего человек никогда не знал, только маскирует невозможность найти место в современном мире. Поэтому сто лет назад – все краше и чувственнее. Мода, музыка, искусство!.. Засыпая медоточивыми похвалами прошлое, мы уж, конечно, наверняка не думаем о том, что в 20-е Шанель казалась многим такой же эпатирующей пустышкой, как и сегодняшние конъюнктурщики от моды.
Тогда платья длиной до (а порой и выше) колена с заниженной талией, чересчур свободные на худеньких фигурках своих обладательниц, многим казались вызывающими и бросающими вызов общественной морали, негармоничными и неженственными, сегодня же в них видится изящество и хрупкая женственность. Все это лишь странные игры восприятия эпох.
Peggy Fish in print dress designed by Louise Boulanger; and felt cloche designed by Reboux, 1928 © Conde Nast Archive/Corbis; Sonia Delaunay models
Carole Lombard model; Madeleine Vionnet, summer collection, 1922, Les Arts Décoratifs collection
Скорее всего, девушки 20-х оскорбились бы, услышав такие характеристики: они видели себя социально активными, смелыми, раскрепощенными и сексуальными. Им нужна была свобода – они презирали корсеты и носили болтающийся на андрогинных фигурах силуэт платья-футляра с популярным V-образным вырезом. Они любили танцевать, и танцевать очень динамичные и даже чуть непристойные танцы – как нельзя более кстати приходилась смелая длина, чуть прикрывающая колени, а бахрома и нити только подчеркивали вихрь, сумасшедший темп танца и… современной жизни.
Sonia Delaunay
Девушки, танцующие чарльстон, 1926. © Scherl / Sueddeutsche Zeitung Photo
Неверно было бы говорить, что именно джаз стал причиной изменений в моде. Он очень хорошо вписался в эпоху – благодаря своей неправильной, неровной красоте. Причиной революционных сдвигов в моде стала прежде всего Первая мировая война: здесь и определенная свобода молодых девушек, которые были в каком-то смысле предоставлены сами себе и привыкли быть самостоятельными; эта война разделила мир на "до" и "после", и всем стало совершенно очевидно, что больше никогда не будет так, как было "до". Шок, желание получить все, чего лишила война, плюс оптимизм и вера в то, что человечество должно – и может – измениться.
Douglas Pollard, Woman in felt skullcap by Reboux and dress by Vionnet, 1929,; Douglas Pollard, Woman in felt skullcap by Reboux and dress by Vionnet, 1929, (с) Condé Nast Archive Corbis
Постепенный отказ от корсета начался еще в прошлой декаде – и в 20-х стал всеобщей тенденцией. Плюс к тому женщины стали носить брюки – точечно, с вызовом и неумело, но начало было положено именно в 1920-х. Самый яркий образ 1920-х – flapper-girl – стал хрестоматийным в истории моды. Во Франции их называли garçonne – "парень", только с суффиксом, обозначающим женский род.
Madeleine Vionnet, in la Gazette du Bon Ton, 1922
Madeleine Vionnet, in la Gazette du Bon Ton, 1923
Нежная греза 1910-х сменилась на бескомпромиссность эмансипе: яркий макияж перестал быть приметой "работающих" девушек, замысловатые прически из длинных волос трансформировались в прическу боб (увенчивала которую такая же аскетичная шляпка клош), право водить автомобиль, курить, пить алкоголь в барах и работать было не то чтобы отвоевано – просто без спросу позаимствовано у мужчин.
Флапперы – не суфражистки, плакатами не махали, они просто брали от жизни все, и плевать на неодобрение общества. И жили они полноценно и без оглядки, позволяя себе все, что было запрещено или считалось дурным тоном раньше. Загар теперь не был признаком низкого социального статуса: спорту и активному образу жизни девушки 20-х уделяли не меньше времени, чем нарядам.
Кадр из фильма "Ночь нежна"
Madeleine Vionnet, in la Gazette du Bon Ton, 1923
Сам термин flapper использовался в прессе еще в начале века и обозначал то проститутку, то просто легкомысленную девчушку, слишком юную, чтобы делать высокие прически. Имидж flapper в сегодняшнем понимании впервые появился в одноименном фильме 1920-го с актрисой Оливией Томас в главной роли, и дальше его развивали Клара Боу, Луиза Брукс и Джоан Кроуфорд.
Модель Жюли Андре в платье Vionnet и шляпке Reboux, 1927; Платье и пальто Molyneux, 1928 © Condé Nast Archive Corbis
К слову, законодателей и влияний в том десятилетии было хоть отбавляй: развитие воздухоплавания? Да. Конвейерное производство? Да, в какой-то мере, оно тоже повлияло на упрощение силуэта. И, конечно, внедрение в производство все новых и новых синтетических материалов – нейлона и вискозы: прощайте, бабушкины чулки, неудобные и тоскливые – короткие платья требуют красивых ног в тонких чулках.
Edward Steichen, Comtesse Gerard de Moustier in Hat by Reboux, 1927; Edward Steichen, Dinar-zade in sleeveless dress by Molyneux, 1924 © Condé Nast Archive Corbis
Маленькое черное платье Шанель – тоже родом из 20-х, и вся ее эстетика филигранно совпадает с требованиями эпохи, как кусочки картонного пазла: комфорт, сексуальность и простота. С другой стороны – избыточность декора одежды и украшений скрывали в себе возросший интерес к экзотическому Востоку (в 1920-х – новый бум археологических изысканий) и не менее загадочной России, откуда хлынул поток эмигрантов "из бывших". Многие из них работали теперь в модных домах. Дягилев и его "Русские сезоны" все десятилетие продолжали интриговать мировую общественность широкой и непонятой русской душой – и балетные костюмы труппы авторства Бакста тоже оставили зарубку в истории моды 1920-х.
Edward Molyneux, Eveningdress 1926-27; Edward Molyneux, Evening jacket, 1926, The Metropoltain Museum of Art collection, New York
Madeleine Vionnet, in la Gazette du Bon Ton, 1923
Хаос 20-х, динамика всех сфер не могли не отразиться на моде, поэтому в 20-х гармонично уживались такие непохожие Поль Пуаре, Эльза Скиапарелии и Коко Шанель. Несколько генеральных модных линий сплетались в невероятную музыку эпохи. Все в 1920-х напоминает джаз с сотнями оттенков модуляций и рваной мелодикой. Влияния, перекрывающие друг друга, могут показаться какофонией для неподготовленного изыскателя, точно таким же поначалу казался и джаз. Только вслушавшись, можно заметить невероятную гармонию.

Не зря моду 1920-х так плотно ассоциируют именно с джазовой музыкой, хотя это был далеко не единственный (да и не самый главный, будем откровенны) ее двигатель: кричащая безвкусица в мгновение ока оборачивается вечной классикой. Певцом джаза, который навсегда стал фоном для 1920-х, в литературе был Френсис Скотт Фицжеральд, и сегодня для экранизации "Великого Гэтсби" костюмы делает Миуччиа Прада: не реконструкция в строгом смысле, но стилистическая подстройка ее старых коллекций под дух времени.


Кадры из фильма "Великий Гэтсби", 1974, kinopoisk.ru
Эскизы костюмов к фильму "Великий Гэтсби", Миуччиа Прада, 2013, vogue.uk.com
Невероятная динамика событий и явлений 1920-х, среди которых стоит упомянуть ипервый в мире конкурс красоты, и сухой закон, и ар-деко, и сюрреализм, требовала от общества максимальной открытости и прогрессивного восприятия. Именно тогда мода впервые попыталась пойти навстречу социальным явлениям и чутко отозваться на то, что нужно людям. Теперь flapper-girl думала прежде всего о комфортной красоте, а не о красоте ограничивающей и диктующей. Это именно она придумала платье для танца, а не танец для платья – спасибо джазу. И да, именно джаз сегодня стал единым знаменателем, который характеризует моду 1920-х, эта ассоциативная связь прочно засела в массовом сознании. Характерная картинка из головы среднестатистического потребителя современной моды: чарльстон в коротких юбочках, звенят длинные бусы, на сцене грохочет джаз-бэнд, чад и угар.



Какой была модница 1920-х, flapper-girl? Она исповедовала свободную любовь, курила, плясала до упаду и слушала джаз. И она вполне могла быть вашей бабушкой.


 Понравилась ли вам статья? :)

(Взято тут)

Комментариев нет:

Отправить комментарий